СтишатА
28 members
17 photos
1 file
22 links
Два раза в неделю, в самое неподходящее время: Одно — Колина Фостера, другое — чужое, но тоже классное.
Download Telegram
to view and join the conversation
В субботу впервые читал стихи для незнакомой аудитории не в библиотеке, а во Боярских Палатах. Виски в пластиковых стаканчиках и "Февраль" Регины Спектор на репите создавали требуемою богемно-непринуждённую атмосферу. Несмотря на микрофон, читал лучше чем в прошлый раз. Правда, второе стихотворение как в тумане, сбился, не мог найти текст в блокноте, но дочитал. Тем не менее впервые получил "пятак" за выступление.

Из выступающих понравился Лев Повзнер. Странным образом в финал он не прошёл. Неформальность обстановки способствовала общению. Лев подарил мне свою книгу, так что ушёл я таки с трофеем.

Понравилось стихотворение Али Петровой в первом туре. Я всё ждал, кто же обыграет главный инфоповод — коронавирус. У Али это получилось изящно и по "посланию" мне близко.

Вот здесь можно и посмотреть на наш чад кутежа: https://www.facebook.com/NaZlobu/videos/465856574092902
Лев Повзнер. Художник. Поэт. Подробнее? Лучше почитайте автобиографию на сайте Льва Александровича.


Васильки

Для меня нет дороже цветов-васильков. Они
синие-синие, как глаза у Серёжи.
Ты им только мигни. Снизу смотрят они.
Или в банке стоят, если в банке вода.
На окно их поставила мама Серёжи.

А вообще васильки вдоль дорожек растут,
но не густенько,
скорее пучками, или как одиночки.
А дорожки должны через поле идти
и они там живут понемногу под злаками,
как красивые, крупные, синие точки.
Ну не могут они по-другому. Им злаки нужны.
А зачем? – Я не знаю, ей-богу.

– А скажи, васильки вне России растут или это лишь наши цветочки?
– Я в Италии видел траву как у нас и берёзы.
А насчет васильков… Да зачем им они?
Нет, васильки — это российские синие слёзы.

https://nordcombuilding.wixsite.com/povznerzerkalo/blank-c1r52
Лев Повзнер, "Ночная атака". 2002 г.
Бумага, тушь, акрил, перо.
66 х 79,5
Лев Повзнер, "Швабра Лена". Москва, "ПРОБЕЛ-2000", 2017 г., 300 экз.
День всех влюблённых
Странно что нет дня убитых этою любовью.
Слушал вчера подкаст Команды 29, а там внезапно Анна Ахматова. Стихи повсюду, услышь их ритмы...

Условное гражданское общество (научное сообщество, книжные магазины, врачи, экоактивисты, простые люди) достаточно сообща и открыто выступили по делу "Сети", по закону о вольерной охоте. Ремарка: Простые люди — это те, кого Сурков называет "глубинный народ". Этого было недостаточно. Или же, этого всегда было недостаточно. От того, что тебя запытают и убьют. В вольере и одиночке СИЗО. Никто и ничто не защитит тебя, дорогой друг.

Первый муж Ахматовой Николай Гумилёв был расстрелян по делу «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева» (ПБО), 250 томов которого по состоянию на 2011 год засекречены. Сын Лев Гумилёв провёл в лагерях более 10 лет. Умер в 1992 году после неудачной операции по удалению жёлчного пузыря.

Мне не нравится "Реквием" А.А. Ахматовой. Никогда не нравился. Так что здесь будет стихотворение Николая Гумилёва, Ахматовой посвящённое. Сборник "Колчан", 1912 год.


Возвращение

Я из дому вышел, когда все спали,
Мой спутник скрывался у рва в кустах,
Наверно, наутро меня искали,
Но было поздно, мы шли в полях.

Мой спутник был жёлтый, худой, раскосый.
О, как я безумно его любил!
Под пёстрой хламидой он прятал косу,
Глазами гадюки смотрел и ныл.

О старом, о странном, о безбольном,
О вечном слагалось его нытьё,
Звучало мне звоном колокольным,
Ввергало в истому, в забытьё.

Мы видели горы, лес и воды,
Мы спали в кибитках чужих равнин,
Порою казалось — идём мы годы,
Казалось порою — лишь день один.

Когда ж мы достигли стены Китая,
Мой спутник сказал мне: «Теперь прощай,
Нам разны дороги: твоя — святая,
А мне, мне сеять мой рис и чай». —

На белом пригорке, над полем чайным,
У пагоды ветхой сидел Будда.
Пред ним я склонился в восторге тайном,
И было сладко, как никогда.

Так тихо, так тихо над миром дольным,
С глазами гадюки, он пел и пел
О старом, о странном, о безбольном,
О вечном, и воздух вокруг светлел.
Люди в чёрных масках
(Памяти Юрия Михайловича Червочкина)

Они идут за мной
Люди в чёрных масках
Они несут вечный покой
Люди в чёрных масках
Холод.

Люди в чёрных масках могут целоваться?
Люди в чёрных масках кружатся в чёрных танцах,
Ведь их никогда не выберут в белом.
Их никогда не выберут в белом.

Крики машин, битые стёкла.
Мокро в душе и на улице мокро.
Я чувствую парадоксальность:
Они — не я! — внешней угрозы.
Люди в чёрных масках дарят только чёрные розы
На могилы.

Люди в чёрных масках могут целоваться?
Люди в чёрных масках кружатся в чёрных танцах,
Ведь их никогда не выберут в белом.
Их никогда не выберут в белом.

Шифрование моих данных не помогает
Против утюга или угарного газа
Ощущаю себя в тисках озверелого джаза
Ощущаю себя обгорелой костью без мяса
Ощущаю себя летним снегом
Растаю.

...Всё тает в глазах
И меня засыпают.

Люди в чёрных масках могут целоваться?!
Люди в чёрных масках кружатся в чёрных танцах,
Ведь их никогда не выберут в белом.
Никто и никогда их не выберет в белом.
Я сейчас читаю на Новый год мне подаренную "Что знает рыба" Джонатана Бэлкомба. Это отличный нон-фикшн со ссылками на ссылки. Если в двух словах: Рыбки испытывают боль и у них хорошая память. Я очень рад, что ем водоросли, а не рыбок. Это умные и свободолюбивые создания. Автор книги постоянно цитирует поэму Дэвида Герберта Лоуренса "Рыба". Она сложна и очень образна. Океан всего в этой поэме. Перевод В.И. Постникова.


Рыба


Рыба, о рыба,
Тебе все безразлично!

Поднимется ли океан, покроет ли землю,
Уляжется ли в пустоты земли, -
Тебе все равно.

В воде, под водой,
В глубинах,
Волной возбужденная.

Катятся волны -
Вместе с ними ты
В едином порыве,
В невидимом единстве.

Непознанная,
Непознаваемая.

Твоя жизнь - как шлюз обтекающих струй,
Потоки у краев плавников,
Завихрения у хвоста,
Вода, утоляющая огонь жабр;
Недвижимые глаза.

Даже змеи жмутся друг к другу.

Ты же, как камешек в воде,
Жмешься к струям
Одним касанием.

Без пальцев, без рук, без ног, без губ;
Без нежной мордашки,
Без грустного животика,
Без страстных чресел,
Без ничего.

Ты и голая стихия,
Вельвет волны.
Кувырки в серебристом свете.

Кто выбрасывает свое семя в голый прилив?
В мать-волну?
Кто плывет в материнском лоне?
Кто спит с волнами, скрывая свою страсть ?
- Рыба.

Сколько стоит ее хлеб?

Из серебра, вся в серебре,
Вот она в стихии,
И вот её нет.
Ничего нет.

Она,
И стихия.

Еда, конечно, это важно!
Внимательный глазок,
Открытый ротик,
Сильная, вечно ищущая спина,
И вечно голодный животик.

И страх!
Вечное чувство страха!
Глазки выходят из орбит,
Бросок в сторону как беззвучный крик,
Когда приходит щука…
Потом радость, перемешанная со страхом,
Потом, быстро мелькнувший хвост.

Еда и страх, и joie de vivre,
Без любви.

Quelle joie de vivre
Dans l’eau!
Наедине со стихией
Медленно передвигаться наощупь в воде;
Погружаться, всплывать, и засыпать вместе с водой;
Бесконечно разговаривать маленькими неслышными струйками;
Вдыхать через жабры;
Чувствовать, как кровь течет синхронно с потоком воды;
Извлекать из нее огонь;
Всегда под собой иметь стихию-любовника;
Убегать от неё с всплеском,
Провоцировать,
Возвращаться и шлепать по лицу;
И снова входить в нее!

Быть рыбой!
Окончательно, бесповоротно,
Отбросив всякие опасения,
Быть рыбой,
В воде.

Без любви, но такой живой!
Как она, рожденная до того, как Бог стал любовью,
До того, как жизнь научилась любить,
До того, как появилась красота.

Признаюсь, они кишат в компаниях.
Они собираются в молчаливые стаи,
Не обмениваясь ни словом, ни жестом,
Ни даже злостью.
Но вечно вместе, вечно разделены,
Каждый сам по себе, наедине с волной,
И вместе со всеми, на одной волне.

Магнетизм не дает им разбежаться.

Я видел морскую змею в Анапо,
Я сказал своему сердцу: Посмотри на неё!
С поднятой головой она летит как птица!
Это редкость в нашем мире…

Сидя в лодке на озере Зеллер,
Я видел рыб
Выпрыгивающих из воды и несущихся дальше…

Я сказал своему сердцу: Кто они?
И мое сердце ничего не могло ответить…

Грация молодой щуки, модные плавники,
Серый в полоску костюм,
Словно она воришка, прогуливающийся
По бульвару…

А вот, кажется, кто-то, кого я знаю !
Смертельно опасная неподвижность,
Странное бочкообразное тело с носом вампира…
Понимаю: лучше пройти мимо.

Я ошибся, я его не знаю.
Эту серую, забытую всеми душу,
Этого индивидуала, прячущегося в тени.

Я не знаю его Бога,
Я не знаю его Бога.

(Знание Бога, по-видимому, является последним требованием,
Которое жизнь выбивает из нас.)

Однажды я видел
Прыжок большой щуки
И разбегающихся мальков.
Я сказал своему сердцу:
Это вне твоей компетенции;
И нашему единому Богу:
Это выше твоего понимания.

Другие Боги
Выше моего понимания… другие боги запредельны…

Растерянный, я стою и пытаюсь заглянуть дальше себя.
Я вижу рыб.
Я стою на берегу, но они дальше берега.
Я долго сидел на берегу с удочкой,
И неожиданно вытянул золотисто-зеленую светящуюся рыбу,
Она описала гало вокруг моей головы.
Я вынул крючок из ее окровавленного рта,
Я увидел перекошенные ужасом глаза, -
красивые, золотисто-красные, драгоценные, зеркально-светлые глаза,
почувствовал биение слизистой
жизни в руке.

И мое сердце сказало:
Я не мера всей вещей,
Она выше меня, эта рыба.
Ее Бог – не мой Бог.

И золотисто-зеленое лакированное слизистое существо слетает
С моей руки,
И золотисто-красные зеркальные глаза замирают,
И бархатный контур расплывается.

И к этому моменту я понимаю,
что она старше моего рассвета,
Старше моего дня.

Я же – многопальцевое чудовище -
Убил её в самый разгар дня.

Рыбы,
с золотисто-красными глазами, с зеленовато-чистым блеском,
С одиночеством тех, кто пришел в мир раньше других,
Не сковывающие себя любовью,
Движущиеся в иных сферах.

Аутсайдеры,
Водные странники,
Дети другой стихии,
Каждый сам по себе.

Я ничего не знаю о вас.

В самом начале
Иисуса назвали «Рыбой» . . .
И в конце тоже.
Дэвид Герберт Лоуренс. Поэт, романист, драматург. Учитель начальной школы. Настоящий англичанин и эмигрант. Автор "Любовника леди Чаттерлей", запрещённого в своё время. Умер от туберкулёза во французском санатории в 44 года.
Дэвид Герберт Лоуренс. Псевдоним Lawrence H. Davison. 11 сентября 1885 г. — 2 марта 1930 г.
🐡🐠🐟 Рыба

Рыба порвёт социальные сети
Её не тревожит динамит новостей
Рыба не клюнет на удочку власти
И закинет свой спиннинг либертарианских идей.

Рыба любит смотреть «Диалоги о рыбалке»
И играет сама с собой в домино
«Твой ДЕНЬ» пишет: «Рыба больна описторхозом»,
Но рыба не читает газеты очень давно.

У Рыбы есть дочь — Рыба Анна-Мария,
Её в наших водах знает каждый рыбак.
Рыба мечтает уплыть в район Финского залива
И мечет икру, когда что-то не так.

Всегда без трусов и всегда говорлива,
Но только не слышен её монолог
А она говорит: «Лучше на сковородке, — красиво,
Аквариумный век для меня одинок».
🍀🇨🇮 С Днём святого Патрика, дорогой мой "клуб 27"!


Пир вовремя

Последняя греча,
Последний джин
Made in "Русский север"
Давай же устроим
Финальный пир
Пока не подняли истерик.
Пока мы с тобою
Без масок и лат,
Доспехов и бронежилетов
Пускай зазвучит на особенный лад
Дарк-фолк — то-то будет потеха!
Я вижу румянец
Я вижу порыв
Прогнать смерть
Безумным весельем
Ведь это же вечный чумы
Лейтмотив
Не скоро наступит похмелье.

16.III
Должен был читать вчера стихи. Даже повязал галстук. Обычный, не испанский и не колумбийский. Приехал в этот бар, а мероприятие не состоялось из-за карантина. Странно, читки были рассчитаны на тридцать человек, ну, пришло бы пятнадцать... Выпил пива и уехал оттуда.
Так что опубликую ещё одно новое внепланово.


Сказка

Снегодождь
Ветрище жуткий
Словно заяцъ
В полушубке
Я иду к тебе бухать
С тобой будем найтовать.
Говорить о классицизме,
Конституции, Отчизне,
"Чудотворцах", судном дне,
Ногомяче и лапте.

Братьев выпустим на волю
Дверь сознания откроем
Вирус имени "Короны"
Мы под утро победим.
И не требуя награды
В наши города и сады
Мы отправимся гулять,
Ведь погодка — благодать.

13.III
🥂🍻 А тем временем, сегодня всемирный день Поэзии. Выпейте там за любимых поэтов. Я выпью за Уильяма Блейка и Черубину де Габриак.
Мой Лимонов

В школе подумывал вступить в НБП. Не вступил из-за несогласия с некоторыми постулатами партии. Но всегда с интересом следил, а потом и за правопреемницей — @adirect.

Помню красную книгу "Русские цветы зла" с рассказом Лимонова, и первое постсоветское издание "Это я, Эдичка", и трогательнейшее эссе-воспоминание о любви в "Снобе", и жёлтую "Титаны", оставленную в дублинском доме.

Помню отказ от французского гражданства чтобы участвовать в президентских выборах 2012 года и автобусы ОМОНа, оцепившие сторонников Э.В. Савенко во время сбора подписей.

"Стратегию-31" и "мышеловку" на Болотной площади. Книга "Дед" как раз про то, как был похерен этот исторический шанс на перемены.

И youtube у Дудя, где от Дудя не остаётся ни дудя. И альбомы Натальи Медведевой.

17-го марта как раз говорили с мамой про антиутопию "316, пункт "В"" (на какой полке искать, ещё оба не читали), а я листал лимоновский ЖЖ, где он жёстко и справедливо прикладывает "За кривду!" Прилепина-Охлобыстина. А потом сообщение о смерти. ДА, смерть!

Думаю, Эдуард Вениаминович относится к очень ограниченному кругу российских писателей, которые могут издать книгу совершенно любого содержания в любой момент. Возможно, его просто привлекла на тот момент модная штука — краудфандинг. Или это был поиск новой аудитории. В общем, по книге "287 стихотворении" была "с миру по нитке", так я её и приобрел.


* * *

Вечером у сквера
Там, где дом родной
Девочка Холера
С мальчиком Чумой

Бродят молодые
В поисках беды
И глаза их злые
Черепа тугие
Их глаза как льды

Девочка Холера
С мальчиком Чумой
В тихом Подмосковье
Только ветра вой

Резанет вдруг криком
Но рот ему зажат
Только кровь гвоздикой
В кулаках ребят…


2003, Саратовский централ

_
И ещё: Популярный во всём мире роман Эмманюэля Каррера "Лимонов"
Х\ф "Русское" (ещё не видел, ничего не могу сказать)
Прямая речь на радио: https://music.yandex.ru/album/6883323/track/50003353
Дельный подкаст от @komanda29 : https://music.yandex.ru/album/6966071/track/52564765
К какой статье УК отсылает число "287" вы знаете.
Я не занимался скрупулёзным подсчётом, но они имеют место быть. В том числе и в этой книге. [шедевры]